Религия

В древности население Понта поклонялось языческим божествам. В понтийской Комане наряду с местной богиней Анаис почитались также Апполон, Афина, Дионис и Ника. В Керасунде – Зевс, Дионис, Асклепий, Посейдон, Пан и Геракл. Везде почитаемый персидский бог Митра со временем был эллинизировался и был заменен Апполоном и Гермесом.

Христианское учение, принесенное на территории Понта апостолами Андреем и Павлом, несмотря на серьезные проблемы со стороны язычников и римской власти, со временем пустило глубокие корни. Апостол Андрей «многих обучил и привлек к христианству» в городе Амисосе. Свою проповедническую деятельность он продолжил в Трапезунде, в одной из пещер города, где позднее христиане, поскольку «многих он привел ко Христу», построили в его честь небольшую церковь.

Значительно христианство начало распространяться с III в. Уже в правление императора Диоклетиана (284-305 г. н. э.) административно-церковные организации Понтийской диоцезы подчинялись центру в Кесари Каппадокийской. В 321 г. император Константин (306 – 307 г. н. э.) предоставил церкви полное право юридического лица, христианство начало восприниматься как государственная религия, на территории Понта была учреждена Трапезундская епархия, позже получившая статус Митрополии с пятнадцатью епископатами. В 451 г. церкви в Понтийской диоцезе перешли в сферу влияния Константинопольского архиепископа. Ко времени правления Юстиниана I (527 – 565 г.) существовала Понтийская епархия, затем Халдейская (по феме Халдия).

В византийский и трапезундский период территория Понта стала крупным христианским центром, были построены церкви и открыты монастыри (св. Евгения Трапезундского, св. Софии Трапезундской, монастыри св. Иоанна в Имере и Вазелое и др.) Трапезундские митрополиты борются за независимость, но лишь добиваются права рукополагаться в Трапезунде, в присутствии священника из Константинополя.

После вхождения территории Понта в состав Османской империи (XV в.) понтийские греки испытывали процесс исламизации, который имел характер как вынужденного (мусульмане не облагались налогом – «харадж»), так и добровольного перехода в ислам (идеологи туркофильческого течения в Византии: Критовул, Лука Нотар), например, в XVII население Офа вместе с местным владыкой Александром принимает ислам.

Христианские церкви закрываются и в них начинают действовать мечети, так уже Эльвия Челеби (XVII в.) отмечал в Трабзоне мечети, прежде бывшие церквями (мечеть Средней крепости, мечеть айя София, мечеть Эрдугдо-бея и др.). в этот период Трабзонский эялет становится крупным мусульманским центром: в Трабзоне находится одна из святынь мусульман – могила матери Селимхана I; за Офом закрепилась репутация крупнейшей в империи богословской школы; Оф и Тонья остаются и по сей день очагами компактного проживания грекоязычных мусульман.

Периоды веротерпимости сменялись гонениями на христиан. Султан Мехмед II Фатих (1451 – 1481 гг.) даровал привилегии патриарху Геннадию Схоларию; в 1812 г. религиозные фанатики убили патриарха Григория V и разрушили 16 христианских храмов; конец XIX в. — христиане по­лучили равные права с мусульманским населени­ем империи (подтверждено Берлинским тракта­том (1878)); в 1923 г. исламские фундаменталис­ты требуют закрытия в Константинополе патри­архии.

В Османской империи с XVIII века значи­тельная часть неофитов — понтийских греков, формально перейдя в ислам, продолжала сочетать в культовой практике черты ислама и христиан­ства (нестрогое соблюдение мусульманских пище­вых запретов, отказ от обрезания или симуляция этого обряда после смерти человека, использова­ние одновременно мусульманских и христианских имен, постройка подземных церквей, посвящен­ных христианским святым-мученикам, например св. Федору, отказ от захоронения на мусульманс­ком кладбище, отпевание покойника христианс­ким священником и чтение молитвы имамом или погребение без участия имама). Религиозный син­кретизм рассматривался официальным духовен­ством и верующими как тайное христианство (криптохристианство). Общины греков-криптохристиан (крифи — от греч. κριφη «тайные», кромли — по названию села Кром, одного из центров криптохристиан, ставриоты — по названию села Ставри, возможно от греч. σταυρος «крест») под­вергались преследованию со стороны османской администрации, согласно закона о смертной каз­ни за переход из ислама в другие религии (отме­нен в 1856 году).

Центрами криптохристиан являлись в гор­ной зоне сельские округи Кром (санджак Гюмеш-хане), Санта, Мачка (санджак Трабзон), на побережье села в окрестностях касабы Сюрмене (сан­джак Трабзон), окрестности города Герасун (сан­джак Трабзон).

В 1910 г. Министерство внутренних дел османской империи издало предписание местной администрации Трабзонского вилайета, согласно которой крифи признавались православными хри­стианами. В начале XX в. большинство криптох­ристиан официально перешло в православие.

В 1900 г. мужское население греков-хрис­тиан составляло 200 тыс. человек, грекоязычных мусульман — 100 тыс.; к 1914 г. криптохристианами оставалось 43 тыс. человек (оценка Агдзидиса).

Во время проживания в Понте церковные приходы греков-христиан епархиально подчиня­лись Константинопольскому патриархату гречес­кой православной церкви. Понтийские греки, ко­торые в конце XIX — начале XX вв. проживали в Российской империи, являлись прихожанами епар­хий Русской православной церкви. В первые годы переселения епархиальная принадлежность понтийцев была неопределенной, что было вызвано отсутствием надлежащих документов у выходив­ших из Османской империи греческих священни­ков. В 1917 г. Центральный совет Понта добил­ся от Священного Синода церковной автономии приходов понтийских греков Карса и Ахталии, которая просуществовала до полного выселения греков из этих районов в 1919г.

Сейчас понтийские греки, проживающие в Грузии, считаются прихожанами Автокефальной грузинской православной церкви, в греческих приходах Сухумо-Абхазской епархии до грузино-абхазского конфликта богослужение велось час­тично на греческом языке. Религиозные организации Греции активизировали свою миссионерс­кую деятельность в Абхазии после конфликта, под их опеку перешел Ново-Афонский монастырь, церковь апостола Симона Канонита. На террито­рии Российской Федерации понтийские греки по­сещают церкви приходов Московской патриархии Русской православной церкви.

Для бытового вероисповедания понтийских греков характерно почитание православных свя­тых (св. Георгия, св. Ильи, св. Пантелимона, св. Варвары, св. Николая, Богородицы).

Антон Попов, «Понтийские греки»